zema52 (zema52) wrote,
zema52
zema52

Categories:

Шведский мир

Через пару дней после визита в шведский лагерь, мне неожиданно позвонил Майкл. Это был первый случай, когда кто-то из новых знакомых звонил мне первым. Я показал Оксане кто звонит и она предположила, что Майклу что-то от меня надо. Примерно так и вышло. Я ответил:
- Алло, Майкл, привет!
- Привет! Как твои дела?
- Хорошо! А твои?
- Отлично! У меня к тебе дело. Ты можешь написать программу для компьютера?
- Какую именно?
- Просто программу, ты же говорил, что ты - программист.
- Программы бывают разные, я не могу так сказать. Мне надо знать более точно. Зачем тебе? У тебя же нет компьютера.
- Это это не для меня, а для моего друга.
- Тогда мне надо с ним поговорить.
- Да, конечно. Ты можешь сейчас подойти? Он у меня в гостях.
- К тебе в лес?
- Да.
- Буду через 15 минут.

Я вскочил и быстро дошел до леса. Майкл сидел за столом с незнакомым мне мужчиной и разговаривал с ним на шеведском. Поскольку человек этот к известности совсем не стремится, я буду дальше называть его Олаф.

Шведов в нашем городке было немного, и они все знали друг друга, хоть друг Майкла предпочитал не хипповать, а жить обычной жизнью в квартире с семьей.
Олаф объяснил мне, что он занимается налоговыми зачетами, вычетами, возвратами, а также прочими законными способами помогает сэкономить деньги компаниям среднего размера по всей Европе. Для поиска новых клиентов, а также для пригляда за старыми, ему нужен парсер, который бы регулярно, или по запросу, собирал разную информацию, ее немного обрабатывал, сортировал и, при необходимости, сопоставлял с данными разных госреестров, которые могут быть закрыты, но у него есть к ним легальный доступ. У Олафа уже было несколько парсеров, как платных, так и бесплатных, но ни один из них не мог все сделать так, как было нужно, и приходилось много информации обрабатывать вручную. У него даже есть родственник, который работает начальником ИТ отдела в Барселоне, и который давно обещал что-то такое написать, но все никак не может.
Я задал несколько уточняющих вопросов, сказал, что могу это сделать и озвучил цену в 300 евро. Он, похоже, ожидал,что будет дороже, но я боялся спугнуть клиента, т.к. нам были остро нужны хоть какие-то деньги. К тому же, в деле продажи проектов, главное - влезть, а потом уже клиент никуда не денется, и его можно доить очень долго. Мы договорились, что он отправит мне по почте всю необходимую информацию, и я побежал делать этот заказ.

Главной проблемой было найти рабочее место. Когда-то в социальной службе, куда меня, наконец, стали пускать в душ, можно было сидеть целыми днями в специальном помещении, где были розетки и Wi-Fi. После эпидемии короновируса эту возможность закрыли. Еще были бесплатные библиотеки. Не факт, что я бы туда попал без документов, но в связи с той же эпидемией, библиотеки теперь работали только на прием и выдачу книг. Оставались только кафе.

Ближе всего к Валере был Макдональдс, где я и так регулярно сидел. Самое дешевое, что там можно было взять - кофе за 1,30 евро. Иногда я сидел и вообще ничего не покупая. Однако, как только я начал делать эту работу для Олафа, один чернокожий работник, который приносил заказы и протирал столы, вдруг решил почувствовать себя охранником и спросил у меня что-то на испанском. Я догадался, что он интересовался, буду ли я что-то брать. Я ответил, что может быть. Он ушел за стойку и стал что-то говорить начальнику, показывая на меня. Тот махнул рукой, типа, пусть себе сидит. Однако этот афро-испанец все никак не желал успокоиться и нашел, как мне напакостить: где-то внутри выключил рубильник и в розетке пропало электричество. Я собрался и ушел. После этого каждый раз, если была его смена, он вырубал электричество, даже если я покупал кофе.

В радиусе трех километров было еще несколько Макдональдсов, Бургеркингов и Старбаксов. Со временем я перебрал их все, но везде были свои недостатки: плохой интернет, отсутствие интернета, либо вообще отсутствие розеток. Самым лучшим местом был тот первый Макдональдс, где меня обламывали с электричеством.

Вот так, бегая из одного кафе в другое, я сделал эту работу примерно за пять дней. Очень выручала новая батарейка от ноутбука, и основную часть работы я делал у Валеры под мостом, дождавшись когда все уснут и я смогу спокойно сосредоточиться. Пару раз, для уточнения задачи, мы с Олафом встречались в кафе, но не в Макдональдсе, а в другом, куда любил ходить он. Когда я все доделал, результат его обрадовал, так как я реально старался все сделать максимально удобно, просто и понятно. Он заплатил мне деньги и начал спрашивать как я живу и чем я занимаюсь, а главное - где работаю. Я, в общих чертах, рассказал о нашей ситуации. Он пытался еще что-то выспросить, но я поблагодарил его и ушел с мыслью, что наверняка мы увидимся еще, так как он захочет что-то поправить или переделать.

На следующий день на арабском пятачке случился труп. С утра приехала куча полиции, врачи и еще какие-то люди. Я спросил соседей,что случилось. Сказали, что какой-то араб перебрал с наркотой и умер, либо употребил что-то не то. Тем временем, полиция начала масштабную проверку документов у всех обитателей нашего бомже-лагеря и двое полицейский направлялись в сторону валериного жилища. Валера еще с утра ушел куда-то по своим делам, и дома были только мы втроем.

Увидев полицию, Оксана с дочкой моментально оделись и ушли прямо сквозь "стену" из занавески, чтобы полицейские их не увидели. Нас тогда все подряд пугали, что ребенка отберут, если узнают, что он живет на улице, и мы старались жить максимально тихо и не светиться, хоть потом оказалось, что все, кому положено, уже были в курсе про нас. Тем временем, на нашем арабском пятачке началось повальное бегство. Все арабы разбегались, как тараканы, а с другой стороны проулка их уже встречали другие полицейские. Оксана с дочкой успели проскочить, буквально, за несколько секунд до того, как вторую сторону улицы перекрыли.

Я, как-то замешкался и никак не мог найти второй шлепанец, а когда понял, что незаметно уйти уже не получится, то спрятал телефон и ноутбук под матрас (на всякий случай), открыл книгу и сел ее читать с видом человека, которому нечего скрывать и бояться. К занавеске подошли двое полицейских и попросили меня показать документы. Я сказал, что не говорю по испански и показал им все, что у меня было. Дальше мы говорили на английском. Один полицейский пошел вокруг валериного и соседского жилища, подсвечивая себе фонариком, чтобы заглянуть даже в темные углы, а второй внимательно осмотрел все мои документы и спросил, показывая на Карт Виталь:
- Что это?
- Это карта французской медстраховки.
- Вы живете во Франции?
- Жил пять лет, а недавно приехал сюда.
- Какое у Вас гражданство?
- Россия
- Когда вы прибыли в Испанию?
- ХХ сентября?
- Зачем?
- Чтобы меня не депортировали в Россию.
Он показал мне мой внутренний паспорт и спросил:
- Это паспорт?
- Да. Внутрениий.
Полицейский внимательно пролистал все страницы и спросил:
- Где здесь отметка о прибытии во Францию?
- Ее здесь нет. Это паспорт для использования внутри России. Отметка стоит в паспорте для путешествий, но я его потерял еще во Франции
- Когда вы прибыли во Францию?
- ХХ января 2015 года
- Из России?
- Да.

Второй полицейский закончил обход и подошел в первому. Они связались с кем-то по рации, видимо, чтобы проверить не числюсь ли я в розыске, а потом отдали мне документы. Я внутренне выдохнул, и тут один из них спросил:
- Маленькая девочка. Где она?
- Кто?
- Маленькая девочка.
- Они с мамой ушли.
- Вы их знаете?
- Да.
- Как их зовут.
- Дочь зовут ХХХХ, а мать - ХХХХ
- Они здесь спят?
- Раньше спали, а сейчас уже нет.
- Хорошо.

Полицейские ушли. Так у меня проверили документы первый раз. Я выдохнул, но надо было срочно уходить с этого места. Как раз у нас появились деньги, чтобы купить в магазине маленькую палатку, пока мы ждали большую из Китая.
Я пошел искать Оксану. Телефон у нас был один на всех, поэтому связаться я с ней не мог, но я знал где ее искать. Они оказались там, где я и предполагал - на детской площадке недалеко от моста.
Мы обсудили произошедшее, и решили идти к шведам в лес спрашивать, что они решили по поводу того, пускать нас к себе или нет. Если нет, то тогда селиться на то место, где жили венесуэльцы.

В лесу нас приветливым лаем встретила собака Майкла, а потом и он сам. Мы сразу рассказали о том,что было утром на арабском пятачке и спросили, что они решили по поводу нас. Майкл сказал, что они не против пустить нас к себе, но он как раз сегодня разговаривал по поводу нас с Олафом, и у него есть для нас интересное предложение, надо только немного подождать, и он приедет.
Майкл позвонил Олафу, и, где-то через час, тот подъехал к лесу со всей семьей. Оказалась, что жена у него испанка, родом из этого города. Дальше я буду называть ее Мария. Еще у них было двое детей: девочка, на год младше нашей и сын двух лет.

Олаф сказал, что мы сейчас живем в очень опасном месте. Он просто был в шоке, когда про это узнал от Майкла. Тот мост называют Мостом Смерти, так как там постоянно кого-то убивают. Они с женой предложили нам переехать пожить у них, пока все у нас не наладится.
Мы были не в том состоянии, чтобы отказываться от такого предложения, да и утренний визит полицейских не оставлял нам особого выбора.
Мы кое-как запихнулись в машину, заехали к Валере за вещами и уехали к Олафу домой.

Эта шведско-испанская семья снимала огромную, по французским меркам, квартиру: 4 спальни, зал, кухня, два санузла, и платили за нее даже чуть меньше, чем мы во Франции платили за нашу маленькую конуру с тараканами. Тут я наглядно ощутил разницу в ценах на недвижимость.
Нам выделили отдельную спальню, с которой был выход на балкон с прекрасным видом на город.


Мы, наконец, смогли поспать на нормальной двухспальной кровати


Нам выделили отдельный санузел, в котором была даже не душевая, а полноценная ванна.
Девочки, несмотря на языковой барьер, сразу сдружились между собой, постоянно играли вместе и на следующий день решили спать в одной кровати.


Как потом оказалось, нам очень повезло, что мы в тот день съехали от Валеры. Ночью в 4 часа на наш арабский пятачок нагрянула толпа полицейских, чтобы проверить документы у всех, кто сбежал от проверки днем. Валера рассказал, что полиция пришла с собаками, которые искали наркотики, переврнули все его пожитки и провели тотальный обыск. Очень многих арабов забрали, и никто их больше не видел. Если бы мы остались там ночевать, то ничего хорошего из этого бы не вышло.

Ну а мы, наконец, смогли немного расслабиться и отдохнуть после всех скитаний и передряг последнего месяца.





Буду благодарен за поддержку






[Криптовалюты]

[BTC]

bc1qdsvx384x2jjlshzlsm23alglc0ell9x3gajk00


[ETH]

0x599cBF703d3Ec3503bb4d3570266f2B60Eb72C03


[LTC]

LMgwoU2DuBDRwJqiJQvWb4RjiAwYwr5gZM





Все мои посты также выходят в моем Телеграм-канале, а для общения можете заходить в чатик.
Tags: Испания, моя эмиграция
Subscribe

  • Жилье для нелегалов.

    Поскольку стало ясно, что от государства мы помощи не получим, решать вопрос с работой и жильем нам предстояло самостоятельно. Плюс, надо было срочно…

  • Первые шаги

    Выспавшись после приезда, мы начали осваиваться на новом месте. Все бездомные не случайно кучковались именно здесь. Рядом находилась социальная…

  • На дне

    Поскольку нам пришлось проходить эту игру с самого начала, то прежде чем рассказать, что с нами было дальше, опишу, что из себя представляет…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 217 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Жилье для нелегалов.

    Поскольку стало ясно, что от государства мы помощи не получим, решать вопрос с работой и жильем нам предстояло самостоятельно. Плюс, надо было срочно…

  • Первые шаги

    Выспавшись после приезда, мы начали осваиваться на новом месте. Все бездомные не случайно кучковались именно здесь. Рядом находилась социальная…

  • На дне

    Поскольку нам пришлось проходить эту игру с самого начала, то прежде чем рассказать, что с нами было дальше, опишу, что из себя представляет…