zema52 (zema52) wrote,
zema52
zema52

Categories:

Мигель

У нас уже был опыт устройства ребенка во французскую школу, а здесь, по рассказам знакомых, все было примерно так же. Однако, все оказалось не так просто. После долгих хождений в поликлинику на другой конец города и, намотав огромное количество километров, мы получили на руки справку о том, что дитятко может посещать занятия. Оставалось сходить в мэрию и получить направление в школу. Мы внимательно посмотрели карту и выбрали пару школ, которые бы хоть как-то попадали под нашу прописку, и до которых было не больше 7 км от нашего леса. Потом пошли в мэрию за направлением. У входа в мэрию нас встретил охранник, который сообщил, что, в связи с бушующей эпидемией, приема нет, все нужно делать через сайт и показал на стену, где было соответствующее объявление. Мы так сразу не сдались, охраннику на слово не поверили и попросили вызвать кого-то из работников. К нам вышла женщина, которая подтвердила, что все можно делать только онлайн. Мы зашли домой за ноутбуком и пошли в Макдональдс. Женщина нас не обманула и на сайте действительно можно было зарегистрировать ребенка в школу, однако в форме для заполнения было обязательное поле DNI/NIE, без которого нельзя было даже зарегистрироваться. В Испании каждому жителю присваивается свой идентификационный номер, который также служит ИНН. Для граждан Испании он называется DNI, а для иностранцев NIE, и вот этот DNI/NIE требуют везде, где надо и не надо. Перекопав весь сайт, я нашел пункт, где написано, что если у иностранца нет NIE, то ему надо придти в школу и договариваться уже там. Я на всякий случай сфотографировал на телефон эту запись, чтобы показать, если что, и на следующий день мы пошли в школу. Также, на всякий случай, мы выписали себе через переводчик все фразы на испанском, которые могли бы пригодиться.


Школы в Испании, как и во Франции, представляют из себя режимные учреждения, обнесенные высоким забором, чтобы никто не смог зайти или выйти без разрешения, а у входа обычно есть звоночек для посетителей. Мы позвонили в этот звоночек, и к нам вышла женщина-секретарь, которая, к счастью, говорила по английски. Мы объяснили, что хотим отправить ребенка в их школу, но она сказала, что все это делается только через мэрию. Я показал ей на телефоне запись, что родители без НИЕ могут идти прямо в школу, но она ответила, что это было раньше, до коронавируса. Сейчас так нельзя, и только мэрия определяет в какую школу отправить ребенка. В лучших традициях бюрокартии, круг замкнулся. Мы решили не идти по второму кругу и позвонили Марии с просьбой помочь. К счастью, она сразу согласилась взяться за это дело. Подходил к концу уже третий месяц нашей жизни в Испании, а девочка все еще не ходила в школу.

Как я уже писал ранее, мои банковские карты были заблокированы прямо перед побегом из Франции. С французским банком что-то делать было бесполезно, они все вопросы решали только вживую, а вот с виртуальным немецким банком можно было пободаться. Я регулярно, каждый раз когда приходил сидеть в Макдональдс, задалбливал их службу поддержки, а также нашел их страницы в Фейсбуке и Линкедине, и задалбливал всех работников этой компании. К сожалению, ничего не помогало, они ссылались на борьбу с терроризмом и отмыванием денег, и никак не разблокировали мой счет. От меня требовали документы, которых, в моем случае, достать было невозможно. В принципе, мы обходились и без карты, но было неудобство с донатами, за которые я очень благодарен моим читателям. Все, что я мог сделать с донатами - купить что-то в интернет-магазине за PayPal. Однако, поскольку нам скоро надо было водить ребенка в школу, и водить далеко, банковская карта становилась острой необходимостью, так как наличкой в автобусах платить нельзя, а мы планировали, хотя бы иногда, на них ездить. Помимо оплаты поездок напрямую, тут есть какой-то аналог проездного билета, который можно один раз купить и потом пополнять наличными, но когда мы пошли делать этот проездной, с нас попросили документы, включая этот долбаный НИЕ. Оставалось только как-то сделать новую банковскую карту.

Сами мы открыть счет в местном банке не могли, но у нас был европеец Валера, на которого я еще во Франции два раза оформлял банковские карты, и который согласился в очередной раз помочь. Мы с ним пошли в тур по банкам, где сразу же возникло маленькое затруднение: во всех банках работники говорили только по испански. Лишь в одном банке нам повезло: охранником был марокканец и знал французский, он и выступил в роли переводчика. Однако, это не помогло, цифровой концлагерь в Испании ничуть не уступает французскому, и счет открывают только тем, у кого есть контракт на работу. Нет контракта - нет счета. Тогда я почитал пару эмигрантских групп в ФБ и узнал, что в Испании есть аналог французской карты Livret A, которую дают всем, у кого есть паспорт и прописка, и эта карта тоже дается от местной почты, называется Correos Prepago. Открытие стоит всего 6 евро, а по возможностям она многократно превосходит свой французский аналог: можно делать платежи в интернете, покупки в магазине и банковские переводы SEPA. В принципе, карту могла открыть на себя и Оксана, но прошло совсем немного времени с тех пор, как в нашу квартиру в Ницце ночью вломились полицейские, и было лучше раньше времени не рисковать. Мы сходили с Валерой на ближайшую почту и оформили карточку. Однако, взяв ее в руки, он неожиданно сказал:
- Я тебе эту карту не отдам.
- Почему?
- У меня еще ни разу в жизни карты не было, а все, что было, ты у меня отбирал. Давай я тебе 6 евро верну, и это будет только моя карта. Если вам надо на нее деньги перевести, то переводите, я все отдам, но карта будет у меня.
- Блин! Валера, мы эту карту решили сделать, чтоб ребенка в школу возить!
- Будете заходить с утра ко мне, я вам буду карточку давать, а после школы будете обратно мне заносить, но насовсем я ее вам не дам. Это моя карта, и я за нее ответственность несу.
- Ну, хорошо.
У Валеры периодически бывали подобные взбрыки, когда он хотел показать, что, в отличии от меня, он европеец. Я к этому давно привык и знал, что с ним спорить - только еще больше тешить его ЧСВ.

В гости к Валере мы заходили почти каждый день. Он специально для нас выпрашивал еду и продукты в разных социальных службах, а также находил на улице много игрушек. В один из таких визитов, когда мы пришли к нему утром, на арабском пятачке царило оживление. Сразу же мелькнула мысль: "Опять кто-то умер?". Я увидел знакомого франкоязычного марокканца и подошел к нему. Он рассказал, что ночью один араб украл у другого телефон, поднялся шум, воришку начали избивать толпой, он достал нож, несколько раз кого-то пырнул и убежал. Когда приехала скорая и полиция, пострадавший был уже мертв, а убийца скрылся. Мост Смерти оправдывал свое название и продолжал собирать свою жатву. Это был, кажется, уже четвертый труп за наши три месяца в Испании. Мы тогда даже не догадывались, кто уже совсем скоро станет очередной жертвой. Мы зашли за ширму к Валере, чтобы посидеть, попить кофе и обсудить события, как вдруг началась полицейская облава. Откуда-то набежала толпа полицейских, все выходы перекрыли и начали повальный шмон с проверкой документов. Дошли и до нас. Всех попросили выйти на улицу и, пока двое полицейских проверяли наши документы, еще двое с собакой обыскивали валерино жилище. Нас проверили по рации, а потом один спросил:
- Что вы здесь делаете?
- Мы зашли в гости к нашему другу Валере
- Где вы живете?
- Вон там. - Я махнул рукой в сторону дома Олафа, а Оксана достала документы с пропиской. Полицейский внимательно посмотрел бумаги, а потом спросил:
- Почему девочка не в школе?
- Мы только недавно приехали, сейчас пытаемся устроиться в школу, но все очень сложно, потому, что коронавирус.
Полицейский покивал головой, отдал нам все бумаги и сказал:
- Здесь очень опасное место. Вам не следует приходить сюда с ребенком.
- Ок.

В процессе разговора мимо нас провели двух арабов в наручниках. Обыск у Валеры закончился тем, что полицейские конфисковали кухонный нож, ножницы и газовый баллон. Валера сказал, что это уже пятый нож, который у него отбирают и второй баллон. Нож он купит, а баллон у него еще есть, запрятанный в другом месте.
После этого случая я устал считать, сколько раз полиция проверяла мои документы. В отличии от Франции, эти проверки, хоть и случались часто, ничем плохим не грозили.

Пока Мария договаривалась со школой, надо было решать вопрос с палаткой. Как я понял, переведя и изучив то, что мне прислали, палатка застряла на таможне и надо было либо туда съездить и решить вопрос на месте, либо позвонить по телефону. Съездить мы не могли, так как до таможни было 13 км, надо было брать с собой Валеру и еще кого-то, кто говорил по испански. Позвонить тоже было непросто, так как был указан городской номер телефона. Я уже как-то привык по Франции, что с мобильного можно звонить на любой номер безлимитно, однако, в Испании все не так. На моем тарифе, например, 10 Гб интернета и 15 минут исходящих звонков на мобильные. На городской номер звонить нельзя. Можно было попробовать позвонить с телефона Олафа, у него безлимит по всему миру, но мы не хотели грузить их лишними проблемами, пока решается вопрос со школой. Оставалось только ждать.

Погода совсем испортилась, часто шли дожди, темнело рано, и мы, если не надо было никуда идти, целыми днями и, особенно, вечерами, сидели в Макдональдсе. Тот вредный негр куда-то пропал и больше не появлялся, и мы спокойно сидели целый день бесплатно. Я и Оксана с ноутбуками, а дочь - с планшетом. Персонал все видел, но ничего не говорил. Ближе к закрытию шли к себе в лес, готовили ужин, потом залезали в палатку и вместе смотрели какой-нибудь фильм.
В один из таких вечеров, когда мы возвращались домой, из машины, которая стояла у входа в лес, вылезли двое мужчин и направились в нашу сторону. Машина была гражданская и незнакомцы были не в форме, но у нас сразу сложилось впечатление, что это полицейские, и они явно сидели в машине, дожидаясь нас. Опять? Сколько же можно?! Впрочем, куда-то дергаться было бессмысленно, и мы пошли им навстречу.

Когда мы подошли поближе, подозрение, что это полицейские, усилилось еще больше, так как на одном из них была черная маска с надписью POLICÍA. Плюс, они были крепкого телосложения, а в Испании, как и во Франции, все полицейские в отличной физической форме. Телепузиков, подобных российским ментам, я еще ни разу не встречал. Один из них сказал:
- Добрый вечер! Вы говорите по испански?
- Нет. Английский?
- Можно и английский. Не бойтесь нас, мы здесь, чтобы вам помочь. Дело в том, что мой друг живет в этом доме, и он увидел из окна, что здесь в лесу живет девочка. Вы правда здесь живете?
- Да.
- Что случилось?
- Мы, просто, совсем недавно приехали в Испанию, еще не успели обустроиться.
- Вы откуда?
- Я из России, а они из Украины.
- Вы здесь нелегально?
- Да.
- Понятно.
Эти ребята явно знали, что означает быть нелегалом и не стали задавать глупых вопросов, почему мы не идем на биржу труда.
- Вы пробовали обращаться в социальные службы?
- Конечно. Мы обошли их все несколько раз. Нам помогают всем, чем они имеют право помогать, но это очень мало.
- Что вы собираетесь делать дальше?
- Заработать денег и снять квартиру.
- А как вы собираетесь заработать?
- Не знаем, но пытаемся. Я могу работать удаленно, только у меня временно заблокировали банковский счет и нет розетки, но я эту проблему решу. Не беспокойтесь за нас, у нас все хорошо. Просто, временные трудности.
- Нет, не все хорошо. То, что вы живете в лесу - это нехорошо. Скажите, мы можем увидеться чуть позже, например, в десять вечера, чтобы успеть до комендантского часа?
- Да, конечно.
- Я сейчас уеду, потом приеду в 10. Встретимся на этом же месте. Скажите, вам нужно что-нибудь привезти?
- Спасибо, ничего не надо. У нас все есть.
- Хорошо. Встречаемся здесь в десять.

После этого мужик, который разговаривал с нами, сел в машину и уехал, а второй попрощался и пошел пешком в соседний квартал. Мда! Наш лесок прекрасно просматривается из соседних новостроек, и неудивительно, что нас заметили.

В десять вечера мы вышли на опушку леса, где нас уже ждал наш новый знакомый с женой и двумя девочками 6 и 3 лет. Мы познакомились. Мужчину я дальше буду называть Мигель, а его жену, которая оказалась немкой, - Кристин. Вторая семья, которая взялась нам помочь, тоже оказалась интернациональной. Интересное совпадение. Мигель сразу сказал:
- Мы с Кристин решили дать вам комнату в нашей квартире. Можете пожить, пока у вас все не наладится.
Мы с Оксаной переглянулись и дружно покачали головами:
- Нет, спасибо! Мы не можем принять ваше предложение. Наладить нашу жизнь очень сложно и неизвестно, когда это случится. Нам уже пытались помочь.
Мы кратко рассказали историю наших отношений с Олафом и Марией, и что решили уйти от них жить в лес. От нас такого ответа, похоже, не ожидали и Мигель сказал:
- Мы думали, что вы согласитесь. Простите, что не захватили вам вещи. Нашим детям уже пора спать. Я могу приехать чуть позже и передать вам нашу помощь?
- Конечно. Только ведь, уже будет комендантский час.
- Я могу ездить круглосуточно.
Мы обменялись телефонами и они уехали, а примерно через час Мигель привез две сумки, где были одеяла, спальные мешки, влажные салфетки, налобный фонарь, теплая одежда и еще куча полезных мелочей. Потом мы узнали, что они с женой сначала насобирали нам "гуманитарную помощь", а потом решили пригласить пожить, только Кристин сначала хотела лично на нас посмотреть.

Через несколько дней Мигель позвонил и предложил встретиться всем вместе в детском кафе. Я согласился, так как, как раз доделал Олафу очередное улучшение для его парсера, и мы могли сами за себя заплатить. Мы понимали, что наши новые знакомые хотят нам помочь, да и просто хотелось по человечески посидеть в каком-то заведении.

В кафе дети пошли играть на площадку, которая была там же, а мы смогли поговорить и познакомиться получше. Чем занимется Мигель я так до сих пор и не понял. На мое предположение, что служит в полиции, он ответил как-то расплывчато. Зато, когда начали говорить о том, чем я занимался в России, Мигель спросил какой у нас на работе был MS SQL Server: полный или express, и какой версии был Oracle. Такие вопросы не может задавать человек, далекий от IT. Впрочем, мое предположение, что он программист, Мигель тоже отверг. Кристин работала врачем в частной клинике, где ее особо ценили за знание немецкого. Оказывается, за некоторыми медицинскими услугами немцы массово едут в Испанию.

Когда мы разговорились и расслабились, Мигель, вдруг, сказал:
- Я не буду спрашивать почему вы уехали из России и Украины, и я даже не буду спрашивать почему вы уехали из Франции. Скажите, вы делали что-то незаконное на территории Испании?
- Нет, ничего. Даже без билета ни разу не ездили.
- Очень хорошо. Тогда, я постараюсь вам чем-нибудь помочь. Ради вашей дочери. Итак, у вас нет жилья, денег, работы и документов. Мы постараемся решать эти проблемы постепенно. Что еще?
- Мы заказали на Ali-Express большую палатку. Она уже пришла, но на таможне. Мы не знаем,что делать дальше.
- Дальше вам надо будет заплатить пошлину и получить заказ у курьера. Никуда ездить не надо. Пришли мне на e-mail всю информацию по этому вопросу, я посмотрю.

Мы просидели в кафе несколько часов и узнали все, что нас беспокоило на тот момент. Прежде всего, интересовало, могут ли отобрать ребенка за то, что он живет в палатке. Оказалось, что нет, не могут. Ребенка отбирают у родителей только при угрозе жизни и здоровью. Если он ходит в школу и не страдает от голода, холода и плохого обращения, то никто никого не отберет. Максимум - могут отправить родителей на беседу к психологу о том,что жить в квартире лучше, чем на улице, но в нашем случае это и так понятно, мы не цыгане. Поскольку, помочь нам по закону ничем нельзя, то социальные службы просто будут делать вид, что нас нет. А вот, если ребенок не посещает школу, то проблемы могут быть серьезные, вплоть до тюрьмы. Поэтому, нам надо решать этот вопрос как можно быстрее.

Также я выяснил вопрос о возможности депортации. Мигель сказал, что вообще, по закону, всех, кто находится на территории Испании нелегально, положено депортировать, но это юридически сложная и экономически дорогая процедура. Поэтому, депортировать даже преступников непросто, а на остальных просто закрывают глаза, но лучше лишний раз не попадаться. Если, вдруг, что-то такое со мной случится, то я могу позвонить, и он попробует что-то сделать, но только если с моей стороны не будет криминала.

Когда мы уже уходили, оказалось, что Мигель с Кристин, все-таки оплатили счет и наотрез отказались брать с нас деньги.

Вот так мы неожиданно нашли новых друзей, которые, впоследствии, оказали неоценимую помощь.






Все мои посты также выходят в моем Телеграм-канале, а для общения можете заходить в чатик.
Tags: Испания, моя эмиграция
Subscribe

  • Про Валеру

    Наша жизнь текла своим чередом. Мы все так же тратили кучу времени на то, чтобы отвести/забрать ребенка в школу, сходить за водой, сходить за едой и…

  • Перелом

    Началась испанская зима. Ветреная и дождливая. Наш забор оказался совершенно нестойким к ветрам. Я его несколько раз поправлял, а потом решил, что…

  • Дома

    После знакомства с Мигелем у нас появился шанс, наконец, решить вопрос с ВИП-палаткой из Китая, которую мы до того видели только на картинке. Все,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 295 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Про Валеру

    Наша жизнь текла своим чередом. Мы все так же тратили кучу времени на то, чтобы отвести/забрать ребенка в школу, сходить за водой, сходить за едой и…

  • Перелом

    Началась испанская зима. Ветреная и дождливая. Наш забор оказался совершенно нестойким к ветрам. Я его несколько раз поправлял, а потом решил, что…

  • Дома

    После знакомства с Мигелем у нас появился шанс, наконец, решить вопрос с ВИП-палаткой из Китая, которую мы до того видели только на картинке. Все,…