Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Первые шаги

Выспавшись после приезда, мы начали осваиваться на новом месте. Все бездомные не случайно кучковались именно здесь. Рядом находилась социальная служба, где можно было сходить в душ, постираться, поесть и даже посидеть с ноутбуком у розетки с бесплатным Wi-Fi. Правда, после начала эпидемии коронавируса, из этих опций остались только душ и стирка. Еду теперь развозили по местам дислокации бродяг. Делали это различные миссии, в основном, католические, которые в Испании гораздо более развиты, чем во Франции. Помимо миссий кормлением бродяг занимаются также и добровольцы. Например, пара пожилых испанцев почти каждое утро приезжает на наш пятачок и всех угощает горячим кофе с булочками. Делают они это за свой счет и просто так. Также, один раз я очень удивился, когда приехали какие-то молодые ребята с большими термосами с горячей едой. Хорошие парни и девушки, студенты местного университета, свободно говорят на английском и французском. Кормят бедолаг полностью добровольно за свой счет. Просто, нравится делать добро.
Еще есть торговцы с рынка, которые приносят непроданые фрукты: персики, мандарины, хурму, виноград и прочие дары природы.
Во Франции, конечно, тоже с голоду не умрешь, но такой доброты и участия со стороны простых людей я не встречал. Возможно, там такое тоже есть, а в Испании нам просто больше повезло.
Collapse )

Все мои посты также выходят в моем Телеграм-канале, а для общения можете заходить в чатик.
france

Обложили

После карантина жизнь наладилась, успокоилась и стало совсем хорошо. Оксана зарабатывала уроками украинского языка, иногда подрабатывала в частной русской школе и вела переговоры о том, чтобы с осени вести там уроки постоянно.
Я нашел себе подработку программированием с одной эстонской фирмой, которая мне платила переводами на мой немецкий банковский счет.
Collapse )
Продолжение следует.
france

Знакомство с французской камерой

Мою скучную однообразную жизнь недавно разбавило небольшое приключение.
Пошел я как-то вечером прогуляться, чтобы размять ноги и проветрить голову. Ницца - город небольшой, практически деревня, а центр вообще маленький, и все идут гулять именно туда. В результате, практически невозможно пройтись вечером по центру города и не встретить кого-то из знакомых. Вот и я встретил одного приятеля, которого давно не видел. Мы с ним погуляли вместе и поболтали за жизнь, попутно встречая то его, то моих, то общих знакомых. Потом посидели в кебабной, где поболтали с местными арабами, и пошли гулять дальше.
Collapse )
france

Все только начинается

Итак, после того, как закончились 2,5 года какого-то непонятного безумия, и я начал не выживать, а жить, стало возможно посмотреть на все спокойным взглядом, не надеясь ни на какие чудеса, а рассчитывая только на себя. Я посмотрел и понял, что теперь начинается процесс непосредственно иммиграции.
Collapse )
france

Миграционный суд. Поездка в Париж.

То, что я давно перестал любить приключения, вовсе не означает, что они перестали любить меня. Почему-то с этой поездкой получилось как всегда.
Как я писал ранее, я еще за три недели через airbnb снял комнату в 170 метрах от суда. Мы с хозяином обменялись парой сообщений, что я за день предупрежу его когда именно приезжаю, и он меня встретит.
Утром в день отъезда я написал ему, что прибываю завтра около 10 часов. В ответ была тишина, также, как и еще на два сообщения в течении дня. Меня это немного напрягало, но ехать надо было в любом случае.
Collapse )
france

Работа для азюлянта. Такси.

Я продолжал жить в палатке и питаться на социале, чтобы не тратить денег, но почти ни с кем там даже не здоровался. Почти у всех завсегдатаев социала были европейские документы, но они ими не пользовались, предпочитая жизнь на дне. На весь этот мир бомжей я смотрел уже просто с ненавистью: так безногий инвалид смотрит на здоровых людей, которые могли бы ходить, бегать, прыгать, но почему-то ползают.

Collapse )
france

Сильвия

Еще раньше, когда я жил в санатории, то периодически встречал там существ женского пола. Женщинами их назвать было сложно. Они не вызывали абсолютно никакой реакции, и даже вечно озабоченные арабы были к ним совершенно равнодушны. В этот раз с нами жила семья беженцев из Бангладеш: папа, мама и взрослая дочь. Маму и дочь можно было отнести к женщинам, и вокруг них постоянно крутились арабы, а папа их отгонял, регулярно доводя дело до громкого скандала. Притом, они были вообще страшненькие: какие-то маленькие и квадратные. В общем, наш санаторий я вообще никак не относил к месту, где можно с кем-то познакомиться.Collapse )

koba

Париж. Интервью в ОФПРА

Мне надо было ехать на интервью в Париж на следующий день после потопа. Поезда до Марселя не ходили, а в Париж по железной дороге можно добраться только через Марсель.
Доехать до Марселя можно было автобусом, но на тот момент пособие еще не поступило, денег у меня не было вообще, а билет стоил 20 евро. Водитель автобуса впускал всех через переднюю дверь с одновременным взиманием платы за проезд. Я постоял у входа в автобус, в который была давка и мне повезло поймать момент, когда водитель отвлекся и повернул голову в сторону левого окна. Быстренько проскочил и до Марселя доехал бесплатно, а там уже ходили регулярные поезда до Парижа. Уже потом, вернувшись в Ниццу, я узнал, что многие вообще не поехали на интервью в связи с тем, что поезда не ходили, а на автобус им бесплатный билет никто не давал. Детский сад какой-то. Я эти бесплатные билеты вообще ни разу в глаза не видел.
На вокзале Gare-de-Lyon все было по прежнему: Жора таскал кошельки из сумочек, Рудик скупал краденое, а румыны тягали багаж уснувших пассажиров. В составе русских вокзальных бомжей произошли изменения: двоих арестовали полицейские за воровство из баров, но прибавился молодой эстончик. На фото он сидит спиной.

Парню всего 21 год. Учился в Париже, был отчислен за распиздяйство, начал бухать и слоняться; в итоге примкнул к вокзальным элементам. Там очень быстро покатился по наклонной плоскости и имеет все шансы в кратчайшие сроки превратиться в обосанное животное, которые валяются по всему Парижу и носят красивое название клошар.
Вечером сходил на раздачу бесплатной еды, покушал.

Потом поехал в свои вагоны. Тот, в котором спал я, оказался не тронут. После моего посещения там никого не было.
К зданию ОФПРА я приехал к 7 утра, с запасом в два часа.

Оказалось, не зря. В 8:45 увидел, что здание штурмуют толпы афробеженцев. Охранники мужественно держали оборону, пытаясь затащить в приоткрытую дверь тех, кому надо было на интервью. Жаль, что камеру и телефон у меня забрали, не получилось снять этот момент.

Вызов на интервью делает офицер, который непосредственно его проводит. Все сидят в специальном зальчике, потом приходит офицер и называет фамилию. Когда только она меня вызвала, я уже увидел в ее глазах приговор: НЕГАТИВ. Не знаю, чем это объяснить, но у меня здесь развилось чутье на людей и их поступки, которое еще ни разу не подводило. У этой женщины было написано на лице, что интервью - не более, чем формальность и мне уже решено отказать. Тем не менее, это был мой шанс. Одно из немногих действий, когда от меня что-то зависело. В кабинете для опроса уже сидела женщина-переводчик. Как правило, это бывают русские жены французов и отношение к беженцам у них, как к людям второго сорта.
Обычно интервью длится 40-60 минут. Меня мучили три часа. Если бы не перерыв на обед, то мучили бы дольше. Все время пытались поймать на нестыковках. К примеру, спрашивают, что мне говорил майор Петров, когда меня везли в полицию. Я говорю, что он мне ничего говорить не мог, так как ехал в другой машине. Ну и так далее. В итоге, ни на чем не поймали. Единственный раз я замялся, когда она попросила, чтобы я зашел в ВК прямо с ее компьютера. Сказал, что не хочу это делать, так как там у меня личная информация, которая никого, кроме меня не касается. В итоге согласился зайти, но там сработала защитная система сети и отключила страницу.
Не знаю, убедил я их в чем-то или нет. Если бы это был экзамен в институте, то мне поставили бы "отлично". Плюс, у меня оказался неплохой талант оратора. Меня с интересом слушали, как переводчица, так и офицер.
По этой части я сделал все, что от меня зависело, а все остальное по воле Аллаха.
Результат интервью можно ждать от двух недель, до нескольких лет. Обычно, чем дольше ждешь ответа, тем больше шансов на позитив. Если в течение двух месяцев ответа нет, то можно начинать верить в чудо и надеяться на лучшее.

После интервью я вернулся в Ниццу, у меня там теперь есть, где жить, о чем расскажу в следующем посте.