Category: политика

france

Особенности национально-расовой политики

Я давно уже пытаюсь попасть в Emmaüs. Это такая ассоциация помощи лицам с неурегулированным статусом, проще говоря, нелегалам.
Суть там в том, что на их территории дают индивидуальную комнату, типа общежития и трехразовое питание, и даже платят деньги 12 евро в день. Чтобы отсечь профессиональных бомжей, там надо работать 4 часа в день с утра до обеда. Потом до вечера ты свободен, но если не приходишь к 10 ночевать, то теряешь место. Выходные - воскресенье и понедельник. В моей ситуации - идеальный вариант. Вместе с пособием получается почти 700 евро в месяц, что совсем неплохо, особенно если перевести в рубли. Помимо того, что есть крыша и еда, еще и можно накопить денег на адвоката, что у меня пока никак не получается. Плюс, полно времени, чтобы пилить свой проект. Все это абсолютно легально. Государству выгоднее, чтобы проблемные люди не болтались неизвестно где, а находились под его контролем.
Когда я узнал про такие возможности, то сразу приехал и сказал, что хочу у них жить и трудиться. Мне сказали, что я должен встать в очередь и ждать, когда освободится место. Место они предоставляют тем, кого выберут из очередников, а выбирают тех, кому нужнее. Поэтому я должен приезжать к ним каждую среду и подтверждать, что все еще нуждаюсь в этой работе.
Так я ездил 12 недель и мне сказали, что уже первый в очереди, но надо подождать место. Вчера я вдруг решил, что мне это не особо нужно, т.к. Лазурка уже прилично надоела и пора сменить регион. Я к ним не поехал, но они вдруг сами мне позвонили.
Я срочно попросил у Асхаба скутер и погнал туда. Пока ехал, меня одолевали смешанные чувства. С одной стороны, я понимал, что это мне нужно и даже необходимо, с другой - у меня внутри уже загорелось приятное чувство ожидания перемен и желание путешествий. Пока ждал респонсабля, увидел там новенького - русского парня. Сам с Украины, во Франции уже давно, последние пять лет нелегально. Приехал в ЭМЕУС, ему сказали, что мест нет, надо ждать. Он разбил у входа палатку и жил там три дня, потом место освободилось и его взяли.
Я решил, что освободилось два места и меня сейчас тоже возьмут, но оказалось, что я немного ошибался. Мне объяснили, что взять меня сейчас не могут и не смогут еще долго. Того русского они взяли, т.к. ему было нужнее, чем мне, ведь он спал на улице. Сейчас там на улице спят трое черных в спальных мешках, а они только что взяли русского, а перед ним еще одного русского (он на самом деле казах, но мы все для них русские). Три русских подряд они взять не могут, т.к. их обвинят в расизме. Они сначала должны взять тех троих черных, а уже только потом меня, но четыре места не освободятся еще долго. Скорее всего, до конца года я к ним не попаду.
Я говорю, я правильно понял, что Вы не можете меня взять из-за моего цвета кожи и национальности? Он сначала кивнул, потом испугался и замотал головой. Нет, нет! Мы просто не можем взять подряд трех человек одной национальности. Я говорю, но ведь Вы только что сказали, что должны взять тех черных, а их как раз трое. Он совсем запутался, что говорить, весь покраснел, и сказал в итоге, что как только, так сразу, мой телефон у них есть, и они мне обязательно позвонят, когда будет место для меня. Я уже понял, что для меня его не будет никогда. Пожелал им всего хорошего и ушел.
На улице я испытал чувство облегчения.
Перемены ждут меня!
france

...

Соболезнования всем пострадавшим от теракта в Бельгии.
Опять отдает каким-то душком грязной политики. Не знаю чем объяснить, просто чувствую.